Отклонение цены сделки от рыночной может рассматриваться, как необоснованная налоговая выгода

Эксперт: Как налоговики стали выявлять необоснованную налоговую выгоду | Грани права

Отклонение цены сделки от рыночной может рассматриваться, как необоснованная налоговая выгода

Налоговики рассказали, каким образом проверяющие будут выявлять необоснованную налоговую выгоду. Порядок работы налоговиков по проверке обоснованности получения налоговой выгоды приведен в письме от 16.08.2017 № СА-4-7/[email protected]

Мы поговорим о некриминальном уклонении от уплаты налогов без стратегий, т.е. о нескольких способах.

Начнем с налоговых доктрин, обсудим, почему судебные налоговые доктрины, не являясь источниками права, фактически играют их роль.

Статья ставит перед собой цель дать понимание подхода государства в лице налоговой службы к налогообложению доходов, отметить некоторые работающие схемы, знакомые налоговикам и используемые их клиентами.

Несмотря на то, что в законодательстве такого понятия, как «дробление бизнеса», не содержится, оно стало активно использоваться фискальными органами для характеристики способа структурирования бизнеса, направленного на получение необоснованной налоговой выгоды, если этот способ применен исключительно для уменьшения налоговой нагрузки, а не в целях оптимизации предпринимательской деятельности.

Доказательства подконтрольности установлены

Еще в 2006 г. в Постановлении Пленума № 53 ВАС РФ сформулировал блоки случаев искажения экономического смысла или разумности сделок налогоплательщика.

ФНС отмечает, что установление по результатам налоговой проверки факта подписания документов от имени контрагентов лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя, путем проведения допросов и почерковедческих экспертиз не признается безусловным и достаточным основанием для вывода о непроявлении налогоплательщиком должной осмотрительности и осторожности при заключении сделки со спорным контрагентом и не может рассматриваться как причина для признания налоговой выгоды необоснованной.

Чтобы доказать неуплату или недоплату налогов, инспекции должны подтвердить, что должностные лица, участники (учредители) компании и т. д. целенаправленно стремились сэкономить на платежах в бюджет.

ФНС привела порядок работы налоговиков в части выявления фактов получения необоснованной налоговой выгоды. Разъяснения потребовались в связи с вступлением в силу закона, который установил условия для получения налоговой выгоды (см. Изменения в налоговом законодательстве с 1 июля 2017 года в России).


Тема, связанная с доначислением налогов (в частности, НДС) вследствие получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, более чем популярна.

Для неосведомленных, хотя вряд ли такие имеются, стоит уточнить, что необоснованная налоговая выгода, по сути, – любое незаконное уменьшение налога, который подлежал уплате в бюджет; как правило, это понятие используется именно в тех делах, в которых налогоплательщика заподозрили в связях с недобросовестными контрагентами.

Объяснение3. Постановления Президиумов ВАС и ВС, а так же постановления ФАС округов являются ориентирами при рассмотрении налоговых споров. Налоги составляют достаточно большую долю расходов налогоплательщиков, и коммерсанты, знающие цену деньгам, стараются сократить их объем, так же как и любые другие затраты.

Как налоговики стали выявлять необоснованную налоговую выгоду

Первые, по моральным причинам, следуя инстинкту. Часто ответной реакцией на давление государства является уклонение от уплаты налогов, ведь рентабельность бизнеса нередко не позволяет выплачивать налоги и развиваться, так называемая «налоговая ловушка».

Вторые – по политическим причинам, не желая поддерживать власть. Третьи – по экономическим или в силу привычки умело пользоваться законом, оптимизируя налоги.

Таким образом, немаловажное значение для оценки необоснованности налоговой выгоды приобретает собственная осмотрительность и осторожность налогоплательщика (п. 10 постановления № 53).

В свете ст. 54.1 НК и письма ФНС безразлично, знал ли налогоплательщик о нарушениях контрагента или о том, что тот исполнял сделку с привлечением третьих лиц, говорит Артюх.

Но Высший Арбитражный суд и экономколлегия Верховного суда проявляли другой подход – что должную осмотрительность надо исследовать, потому что она составляет субъективную сторону налогового правонарушения, отмечает партнер Taxology.

При осуществлении мероприятий налогового контроля может быть выявлена следующая схема работы проверяемого налогоплательщика со спорными контрагентами.

Налоговикам при доказывании фактов необоснованного получения вычетов рекомендовано обеспечить получение доказательств умышленного участия проверяемого плательщика в незаконной схеме.

Под «налоговой выгодой» здесь подразумевается уменьшение размера налоговой обязанности налогоплательщика, в том числе вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета (Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).

ВС РФ в определении N 305-КГ16-4920 от 22 июля 2016 г.

, установив факт взаимозависимости участников сделки, пришел к выводу, что многократное отклонение указанной в договорах купли-продажи зданий цены от рыночного уровня цен ставит под сомнение саму возможность совершения операций по реализации дорогостоящего имущества на таких условиях, что с учетом отсутствия разумных экономических причин к установлению цены в столь заниженном размере позволяет сделать вывод о совершении сделки с целью получения налоговой экономии.
Как избежать налоговой проверки и «побуждения к самостоятельному пересмотру налоговых обязательств», уменьшать НДС без «налоговых разрывов» и не привлекать внимания налоговиков.

Сделки со спорными контрагентами

Однако выбор метода не должен использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет.

Суд отметил, что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера), то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет.

ВС РФ в определении №305-КГ16-4155 от 20 июля 2016 г.

поддержал правовую позицию налогового органа в установлении факта ННВ по причине того, что как поставщик, так и перевозчик не имели сотрудников, складов, транспортных средств, необходимых для реального выполнения операции. Стороны сделки не несли расходов, характерных для реальной хозяйственной деятельности (оплата ГСМ, аренда гаражей, заработная плата водителям, грузчикам).

Но, по сути, один формальный признак (подозрительности контрагента) сменяется другим, не менее формальным (реального исполнения сделки именно указанным контрагентом).

Предприниматели могут встать на путь уклонения от уплаты налогов по разным причинам. Первые, по моральным причинам, следуя инстинкту.

Часто ответной реакцией на давление государства является уклонение от уплаты налогов, ведь рентабельность бизнеса нередко не позволяет выплачивать налоги и развиваться, так называемая «налоговая ловушка». Вторые – по политическим причинам, не желая поддерживать власть.

Третьи – по экономическим или в силу привычки умело пользоваться законом, оптимизируя налоги.

Указанные причины заставляют уклоняться от налогов даже законопослушных граждан.

Непроявление должной осмотрительности при выборе контрагента – это одна из частых претензий налоговых органов, которые обвиняют компании в связах с однодневками и прочими сомнительными партнерами. Такое понятие, как должная осмотрительность, ввел Пленум ВАС постановлением № 53. В законе оно не закреплено, напоминается в письме ФНС.

Письмо гласит, что формальные претензии к контрагентам не имеют значения, если не опровергнут главный факт – реальности операций и сделок.
Получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды не всегда очевидно для проверяющих.

Но есть ряд факторов, свидетельствующих о том, что она может иметь место, и эти факторы привлекут более пристальное внимание к налогоплательщику при проверке.

Применение схемы дробления бизнеса создает условия на получение экономии в виде разницы в налоговых обязательствах, но как следствие – утрату права на применение упрощенной системы налогообложения. Вот уже более 10 лет и налоговые органы, и суд активно используют в правоприменительной практике фразу «необоснованная налоговая выгода».

Виды судебных налоговых доктрин

Необоснованной выгода становится, если для целей снижения налоговых обязательств налогоплательщик формально соблюдает нормы законодательства, но создает искусственную ситуацию, при которой видимость совершаемых им правовых действий не отвечает разумным экономическим причинам, целям делового характера.

Например, в постановлении АС ЦО от 20 апреля 2017 г.

по делу N А09-2657/2016 суд пришел к выводу, что для целей налогообложения договор займа был учтен налогоплательщиком не в соответствии с его действительным экономическим смыслом (осуществлялось вложение денежных средств основным учредителем в виде инвестиций в развитие предприятия), что позволило обществу получить необоснованную налоговую выгоду.

При этом признаки недобросовестности контрагентов второго и последующих звеньев цепочки перечисления денежных средств по выпискам банков в качестве самостоятельного основания для возложения негативных последствий на налогоплательщика приводиться не могут.

В то же время суды вслед за налоговиками часто определяют «реальность поставки товаров, выполнения работ, оказания услуг» не как наличие их в природе и приобретение налогоплательщиком, а как их поставку (выполнение, оказание) конкретным контрагентом, который поименован в документах, рассказывает Артюх. Но у формального контрагента нередко нет необходимого штата, оборудования и так далее, а исполнение он перепоручает другому лицу.

Россия не является страной прецедентного права, поэтому формально судебные акты Высшего арбитражного суда (далее — ВАС), Верховного суда (далее — ВС), Федеральных арбитражных судов регионов (далее — ФАС) не являются самостоятельными источниками права.

Но «судебные источники права» — судебные акты ФАС округов, ВАС, ВС и КС — имеют иногда решающее значение в регулировании налоговых отношений и разрешении налоговых споров.
И какова же реакция главного налогового ведомства страны? В письме от 23.03.

2017 № ЕД-5-9/[email protected] оно дало нижестоящим налоговым органам свои рекомендации на этот счет. Полагаем, ознакомиться с ними будет полезно и налогоплательщикам.

Источник: //euromebelspb.ru/arbitrazhnye-dela/5457-yekspert-kak-nalogoviki-stali-vyyavlyat-neobosnovannuyu-nalogovuyu-vygodu.html

Какими признаками должны обладать взаимозависимые лица и как налоговый орган может признать цену сделки заниженной!

Отклонение цены сделки от рыночной может рассматриваться, как необоснованная налоговая выгода

Часто складываются ситуации, когда один собственник является владельцем нескольких юридических лиц, а также имеет статус индивидуального предпринимателя, и, естественно, все эти субъекты предпринимательства сотрудничают друг с другом.

Не менее распространенное явление в современной предпринимательской деятельности — когда регистрация юридического лица на бумаге осуществляется на родственников или подчиненных реального собственника.

Использование таких схем позволяют снижать налоговое бремя, уменьшать налог на прибыль, НДС, а также вести разнообразные и несовместимые виды деятельности.

Однако следует помнить о рисках — сделки в таких подконтрольных организация налоговые органы признают как сделки между взаимозависимыми лицами в соответствии с Налоговым Кодексом РФ, а, следовательно, налоговый орган имеет право пересмотреть ценовой уровень сделки и доначислить налоги.

В 2012 году Налоговый Кодекс РФ дополнен разделом V.1 “Взаимозависимые лица. Общие положения о ценах и налогообложении. Налоговый контроль в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами. Соглашение о ценообразовании”.

Положения указанного раздела направлены на предотвращение вывода налоговой базы за пределы РФ и обеспечение справедливого и экономически обоснованного распределения налоговой базы между субъектами РФ.

В рамках данного раздела введено правило, согласно которому для целей налогообложения должны учитываться доходы (прибыль, выручка), которые не были получены налогоплательщиком вследствие его взаимозависимости с другим участником сделки.

Какие сделки налоговая может проверить на предмет цены?

Согласно Налогового Кодекса РФ налоговый орган вправе проверить правильность применения цен:

  • по сделкам между взаимозависимыми лицами;
  • по товарообменным операциям;
  • при совершении внешнеторговых сделок;
  • при отклонении цен сделки более чем на 20 % как в сторону повышения, так и в сторону понижения от уровня цен, примененных самим налогоплательщиком в течение непродолжительного периода времени.

16 февраля 2017 Верховным Судом РФ проведено изучение материалов судебной практики и поступивших от судов вопросов, связанных с применением положений Налогового кодекса РФ, устанавливающих правила налогового контроля за сделками, которые могут совершаться на нерыночных условиях взаимозависимыми лицами. По результатам такого изучения материалов Президиумом ВС РФ утвержден Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с применением отдельных положений раздела V.1 и статьи 269 Налогового кодекса РФ.

Какие лица могут быть признаны взаимозависимыми для целей налогообложения?

В судебной практике возник вопрос об обстоятельствах, которые должны учитываться при использовании судом предоставленного ему законом права на признание лиц взаимозависимыми для целей налогообложения.

Как установлено пунктом 1 статьи 105.1 НК РФ, взаимозависимыми признаются лица, особенности взаимоотношений между которыми могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых между ними, и (или) экономические результаты деятельности этих (представляемых ими) лиц.

Лица признаются взаимозависимыми в случаях, в частности, по основаниям, связанным:

  • с участием в капитале,
  • осуществлением функций управления,
  • служебной подчиненностью,
  • если в отношениях между этими лицами содержательно (фактически) имеется иная возможность другого лица определять решения, принимаемые налогоплательщиком.

Кто должен доказывать обстоятельства, повлекшие занижение налогооблагаемой базы?

На налоговом органе лежит бремя доказывания обстоятельств, подтверждающих, что контрагент налогоплательщика (взаимозависимые с ним лица) имел возможность влиять на определение условий совершаемых налогоплательщиком сделок, а налогоплательщик действовал в общих экономических интересах группы, к которой он принадлежит (к выгоде третьих лиц), был связан в полноте свободы принятия решений в сфере своей финансово-хозяйственной деятельности, что должно было сказаться на условиях и результатах исполнения соответствующих сделок.

В соответствии с положениями раздела V.1 Налогового Кодекса РФ на Федеральную налоговую службу России возложено бремя доказывания того, что примененная сторонами цена сделки не является рыночной.

В этих целях именно данный орган наделен компетенцией по проведению налогового контроля в форме проверки полноты исчисления и уплаты налога в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами (пункт 6 статьи 105.

3 и пункт 1 статьи 105.17 НК РФ).

1. Многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды

По общему правилу в случаях, не предусмотренных разделом V.1 НК РФ “Взаимозависимые лица. Общие положения о ценах и налогообложении. Налоговый контроль в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами.

Соглашение о ценообразовании” (читай выше), налоговые органы не вправе оспаривать цену товаров (работ, услуг), указанную сторонами сделки и учтенную при налогообложении.

Несоответствие примененной налогоплательщиком цены рыночному уровню не свидетельствует о получении необоснованной налоговой выгоды.

Однако, многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, указывающими на несоответствие между оформлением сделки и содержанием финансово-хозяйственной операции.

Хозяйственное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа, которым ему доначислены налоги на прибыль и на добавленную стоимость в связи с реализацией объектов недвижимости по ценам, заниженным относительно рыночного уровня. Возражая на заявление общества, налоговая инспекция указала, что реализация имущества на нерыночных условиях имела своей целью получение необоснованной налоговой выгоды.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ указала следующее.

Отличие примененной налогоплательщиком цены от уровня цен, обычно применяемого по идентичным (однородным) товарам, работам или услугам другими участниками гражданского оборота, не может служить самостоятельным основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, возникновении у него недоимки, определяемой исходя из выявленной ценовой разницы, поскольку судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности.

Если налоговым органом оспаривается соответствие отраженной в налоговом учете операции ее действительному экономическому смыслу, то многократное отклонение цены сделки от рыночного уровня может учитываться в качестве одного из признаков получения необоснованной налоговой выгоды в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, порочащими деловую цель сделки (взаимозависимость сторон сделки, создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, использование особых форм расчетов и сроков платежей и т.п.).

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ согласилась с обоснованностью доначисления налога на прибыль и налога на добавленную стоимость исходя из рыночной цены реализованного имущества (объекта недвижимости), обратив внимание на следующее.

Покупателями имущества выступили организации, которые были созданы незадолго до заключения договоров купли-продажи и выступали взаимозависимыми лицами по отношению к налогоплательщику в силу совпадения участников и руководителей организаций, что согласно пункту 1 статьи 105.1 НК РФ означает способность этих лиц оказывать влияние на условия и (или) результаты совершаемых между ними сделок и (или) экономические результаты деятельности друг друга.

При этом указанная в договорах цена продажи объектов недвижимости была многократно (в десятки раз) занижена относительно рыночного уровня, что ставит под сомнение возможность отчуждения дорогостоящего имущества на таких ценовых условиях и в отсутствие разумных экономических причин к установлению цены в заниженном размере позволяет сделать вывод, что поведение налогоплательщика и взаимозависимого с ним лица при определении условий сделок было продиктовано целью получения налоговой экономии.

Следовательно, у налогового органа имелись основания для определения прав и обязанностей общества исходя из уровня дохода, который был бы получен налогоплательщиком в случае реализации недвижимости на обычных (рыночных) условиях.

2. Помимо формально-юридических признаков взаимозависимости суду предоставлено право признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, если одно из этих лиц имеет возможность определять решения, принимаемые налогоплательщиком.

Суд вправе признать лица взаимозависимыми для целей налогообложения в случаях, не указанных в пункте 2 статьи 105.1 НК РФ, если у контрагента налогоплательщика (взаимозависимых лиц контрагента) имелась возможность оказывать влияние на принимаемые налогоплательщиком решения в сфере его финансово-хозяйственной деятельности.

Разрешая вопрос о применении данной нормы, необходимо учитывать, что признание участников сделки взаимозависимыми имеет своей основной целью определение круга таких операций налогоплательщика, в отношении которых существует риск их совершения на коммерческих или финансовых влияющих на цену условиях, отличных от тех, которые бы имели место в отношениях между независимыми друг от друга контрагентами, действующими самостоятельно и на строго предпринимательских началах, то есть в своих собственных экономических интересах.

Поэтому на налоговом органе лежит бремя доказывания обстоятельств, подтверждающих, что при отсутствии формально-юридических признаков контрагент налогоплательщика тем не менее имел возможность влиять на определение условий совершаемых налогоплательщиком сделок, а налогоплательщик действовал в общих экономических интересах группы, к которой он принадлежит (к выгоде третьих лиц), был связан в полноте свободы принятия решений в сфере своей финансово-хозяйственной деятельности, что должно было сказаться на условиях и результатах исполнения соответствующих сделок.

Установление факта взаимозависимости лиц по обстоятельствам иным, чем перечислены в пункте 2 статьи 105.1 НК РФ, осуществляется судом с участием налогового органа и налогоплательщика в ходе рассмотрения дела, касающегося обоснованности вынесения решения о доначислении налога, либо при разрешении требований налогового органа о взыскании доначисленной задолженности.

3. Понятие рыночной стоимости, применяемое в оценочной деятельности, имеет вероятностный характер и не во всех случаях учитывает возможность реального совершения сделки на соответствующих условиях

Отчет об оценке рыночной стоимости может приниматься в качестве доказательства по спорам, связанным с корректировкой налоговой базы в соответствии с разделом V.1 НК РФ, только в установленных в данном разделе случаях, а именно:

  • в качестве источника информации, используемой при сопоставлении условий сделок, если сведения о сопоставимых сделках, совершенных самим налогоплательщиком с лицами, не признаваемыми взаимозависимыми, а также иные источники сведений отсутствуют или являются недостаточными;
  • вместо методов определения доходов (прибыли, выручки), если налогоплательщиком совершена разовая сделка, а указанные в НК РФ методы не позволяют определить соответствие цены рыночному уровню.

При этом отчет признается надлежащим доказательством, если он позволяет сделать вывод об уровне дохода (прибыли, выручки) по контролируемым сделкам, который действительно мог быть получен налогоплательщиком.

Хозяйственное общество обратилось в Арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа, которым ему с применением результатов независимой оценки был доначислен налог на прибыль организаций и налог на добавленную стоимость в отношении операций по сдаче в аренду нежилых помещений.

В соответствии с пунктом 4 статьи 40 НК РФ рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии — однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях.

Используемое же в оценочной деятельности понятие рыночной стоимости определено статьей 3 Федерального закона от 29.07.

1998 № 135-ФЗ “Об оценочной деятельности в Российской Федерации” как наиболее вероятная цена, по которой объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства.

Исследовав представленный налоговым органом отчет об оценке, суд пришел к следующему выводу: состояние спроса на аренду помещений оценщиком во внимание не принималось, что в совокупности с иными допущенными оценщиком нарушениями не позволяет принять этот отчет в качестве источника сведений, необходимых для корректировки налоговой базы.

Таким образом, понятие рыночной стоимости, применяемое в оценочной деятельности, имеет вероятностный характер и не во всех случаях учитывает возможность реального совершения сделки на соответствующих условиях.

Никоненкова Е.

21.02.2017г.

Источник: //precedentnn.ru/analyticssud15.html

Оценка судами стоимости по договору и необоснованной налоговой выгоды — Блог Pravo Tech

Отклонение цены сделки от рыночной может рассматриваться, как необоснованная налоговая выгода

В Гражданском кодексе отсутствуют запреты на установление стоимости по договору, а вот в налоговом законодательстве существуют ограничения в части установления цен и получения необоснованной налоговой выгоды.

Отсюда возникает множество вопросов:  когда налоговые органы могут проверять цены? В каких случаях судебная практика складывается в пользу налогоплательщика? Когда суд признает правомерным привлечение к ответственности?

Когда налоговые органы могут проверять цены?

Согласно статье 40 НК РФ, налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам лишь в следующих случаях:

  • между взаимозависимыми лицами;
  • по товарообменным (бартерным) операциям;
  • при совершении внешнеторговых сделок;
  • при отклонении более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

При этом, когда срабатывает последнее из перечисленных условий, налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги. Таким образом, первым основанием для проверки цен являются сделки между взаимозависимыми лицами. Но могут проверить цены и при существенных отклонениях цен.

Также под контроль традиционно подпадают сделки, которые ведут к необоснованной налоговой выгоде:

  • невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
  • отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
  • учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
  • совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета (Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).

Но судебная практика по данному вопросу складывается неоднозначно. Конструктор поисковых фильтров сервиса Caselook, позволил подобрать интересные примеры судебных решений, касающихся проверки цен.

Практика в пользу налогоплательщика

При проверке цены во многих случаях суды встают на сторону налогоплательщика. В частности, суд может признать, что отклонения цен являются допустимыми. Согласно Постановлению Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 30.10.

2014 по делу А19-17715/2013 суд пришел к выводу о том, что налоговым органом не представлены доказательства, подтверждающие факт получения обществом дохода в оспариваемой сумме.

 Цена реализованного контрагентам товара ниже оптовых цен на 8 процентов, что является допустимым в соответствии с подпунктом 4 пункта 2 статьи 40 Налогового кодекса Российской Федерации, а налоговые органы при проведении налогового контроля не вправе осуществлять проверку целесообразности и экономической эффективности поведения налогоплательщика при осуществлении хозяйственной деятельности. Суд кассационной инстанции считает обоснованным вывод судов об отсутствии у инспекции оснований для квалификации действий ОАО мясокомбинат «Иркутский» как направленных на неправомерное занижение налоговой базы по налогу на прибыль организаций, налогу на добавленную стоимость и, как следствие, корректировки налоговых обязательств последнего.

Существует и иная аналогичная практика в пользу налогоплательщика, если факт существенного отклонения цены не доказан. В Постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 16.12.

2014 по делу А36-4738/2013 суд встал на сторону налогоплательщика, поскольку факт отклонения цены, примененной сторонами по сделкам, более чем на 20 процентов от рыночной цены на идентичные (однородные) услуги обоснованно не доказан.

Источник: //blog.casebook.ru/ocenka-sudami-stoimosti-po-dogovoru/

Судебная практика по необоснованной налоговой выгоде

Отклонение цены сделки от рыночной может рассматриваться, как необоснованная налоговая выгода

Налоговые органы часто обвиняют организации и ИП в получении необоснованной налоговой выгоды.

Поскольку такие обвинения влекут за собой серьезные финансовые последствия для налогоплательщиков, они практически всегда отстаивают свою правоту в суде. Иногда это приносит успех, а иногда нет.

От чего это зависит, и какие решения принимали суды по таким спорам в последнее время, — в обзоре судебной практики.

КонсультантПлюс БЕСПЛАТНО на 3 дня

Получить доступ

Если Федеральная налоговая служба не смогла доказать, что организация реализовала недвижимость значительно ниже рыночных цен взаимосвязанным лицам, то разница между фактической суммой сделки и реальной стоимостью объектов не может быть признана необоснованной налоговой выгодой, связанной с занижением налога на упрощенной системе налогообложения, налога на прибыль и НДС. К такому выводу пришел Верховный суд РФ.

Суть спора

Общество с ограниченной ответственностью из Анапы обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительным решения ИФНС о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения. Данное правонарушение выразилось в том, что в период 2010 — 2012 гг.

налогоплательщик совершил ряд операций по реализации объектов недвижимости в пользу физических лиц. При этом, цены реализации объектов недвижимости по договорам купли-продажи были занижены организацией относительно рыночного уровня.

Данное обстоятельство было выявлено в ходе налоговой проверки, вовремя которой специалисты ФНС в порядке статьи 95 Налогового кодекса РФ назначили экспертизу, а оценщики сделали выводы об отклонении цены сделки по реализации обществом спорных объектов от рыночных цен.

В результате, ФНС применила нормы статьи 40 НК РФ, определив размер подлежащего налогообложению дохода по данным операциям, исходя из рыночной стоимости отчужденного имущества, и потребовала налогоплательщика заплатить недоимку и штраф по статье 122 НК РФ.

Кроме того, проверяющие сделали вывод о том, что доход общества, исчисленный исходя из рыночной стоимости объектов недвижимости, превысил предельное значение, предусмотренное пунктом 4 статьи 346.13 НК РФ. Поэтому ИФНС пришла к выводу об утрате налогоплательщиком права на применение УСН и возникновении в связи с этим необходимости уплаты налогов по общей системе налогообложения.

Решение суда

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, требование налогоплательщика было удовлетворено частично.

Судьи признали недействительным оспариваемое решение налогового органа в части выявления необоснованной налоговой выгоды. Однако арбитражный суд кассационной инстанции отменил данные судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Арбитры указали на существенные нарушения при рассмотрении дела норм материального и процессуального права, повлиявших на исход дела. При рассмотрении в надзорном порядке Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ было вынесено определение от 1 декабря 2016 г.

N 308-КГ16-10862, которым решение кассации было отменено, а судебные акты низших инстанций были восстановлены.

Арбитры, принимая решение о несостоятельности выводов ФНС, не усмотрели оснований для вывода о взаимозависимости между налогоплательщиком и гражданами-покупателями недвижимости. Тогда как ФНС утверждала, что именно отношения между сторонами повлияли на условия данных сделок и экономические результаты их исполнения.

В связи с этим судьи пришли к выводу о невозможности использовать данные о рыночной стоимости объектов недвижимости, представленные инспекцией. Кроме того, суды отказали ФНС в удовлетворении ходатайства о назначении по делу судебной экспертизы для определения рыночной стоимости отчужденных объектов недвижимости.

Арбитры отметили, что проведение экспертизы не может восполнять пробелы и устранять недостатки, допущенные налоговым органом при проведении проверки.

Верховный суд с выводами коллег согласился и отметил, что по общему правилу налоговые последствия совершенных организацией операций определяются из условий заключенных им сделок, а исчисление налогов из рыночных цен вместо цен, согласованных сторонами сделки, возможно только в случаях, установленных законом.

В рассматриваемый период времени полномочия органов ФНС по проверке правильности применения цен в рамках контроля за полнотой исчисления налогов определялись статьей 40 НК РФ.

По ее нормам определенная сторонами сделки цена могла быть оспорена в целях налогообложения только в случаях, перечисленных в пункте 2 данной статьи, а именно:

  • по сделкам между взаимозависимыми лицами;
  • по товарообменным (бартерным) операциям;
  • при значительном колебании уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам в пределах непродолжительного периода времени.

Согласно позиции, приведенной в пункте 13 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.06.1999 N 41/9, в других случаях налоговый орган не может оспаривать цену товаров, работ, услуг, указанную сторонами в сделке.

Кроме отсутствия доказательств взаимозависимости продавца и покупателей, инспекция не смогла доказать и значительность колебания уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) объектам недвижимости в пределах непродолжительного периода времени.

Таким образом, у органа ФНС отсутствовали предусмотренные Налоговым кодексом основания для оспаривания цен, примененных налогоплательщиком при реализации объектов недвижимости в 2010 году, исходя из которых общество определило налоговую базу (доходы) и исполнило свою налоговую обязанность.

При этом, ВС РФ отметил, что одно лишь отличие примененной налогоплательщиком цены от рыночного уровня не позволяет утверждать о направленности его действий на уклонение от налогообложения, поэтому выводы судов первой и апелляционной инстанции являются правильными.

2. Оплата сделки векселями между взаимозависимыми лицами приводит к необоснованной налоговой выгоде по НДС

Организация, которая посредством расчетов векселями с взаимозависимыми (аффилированными) с ней лицами создает ситуацию, при которой источник возмещения НДС из бюджета не формируется, реальность расходов по сделке отсутствует и не предполагается, а сами переданные векселя возвращаются ей по договорам займа, полчает необоснованную налоговую выгоду, искуственно занижая НДС. Поэтому должна понести наказание. К такому решению пришел Арбитражный суд Уральского округа.

3. Непроявление должной осмотрительности ведет к получению необоснованной налоговой выгоды

Номинальный характер деятельности контрагентов организации означает, что налогоплательщик не проявил должную осмотрительность при заключении договоров с формально зарегистрированными фирмами, не осуществляющими реальную финансово-хозяйственную деятельность. Такие сделки могут заключаться в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Так решил Арбитражный суд Московского округа.

4. Завышение расходов приводит к необоснованной налоговой выгоде

Если налогоплательщик сознательно завысил расходы, влияющие на базу обложения налогом на прибыль организации, а специалисты ФНС смогли доказать этот факт, у суда есть все основания назначить организации штраф и обязать погасить недоимку. Именно такое решение принял Верховный суд РФ.

Расчет цен по статье 105.5 НК РФ и получение необоснованной налоговой выгоды при сделках между взаимозависимыми лицами

Отклонение цены сделки от рыночной может рассматриваться, как необоснованная налоговая выгода
Контроль за уровнем цен разрешен, если налоговая выгода кажется налоговикам необоснованной. Расчет цен по статье 105.5 НК РФ и получение необоснованной налоговой выгоды при сделках между взаимозависимыми лицами.

Вопрос:  В организации, находящейся на ОРН прошла ВНП.

Предъявлены претензии о неправомерности принятии всей суммы расходов на услуги управления от взаимозависимого лица. Реальность услуг не оспаривается. Кроме того, часть суммы налоговиками принята (в размере произведенной оплаты). Ст.105.

5 НК РФ или другие исследования рыночных цен для обоснования претензий инспекцией не применялась. Обоснование неприменения ст.105.5 НК указано такое: в случае подтверждения налоговой выгоды необоснованной, оснований для применения ст.105 НК для инспекции не возникает.

Должны ли были налоговики обосновать сумму необоснованной налоговой выгоды используя анализ рыночных цен, в т.ч. с применением ст.105. НК РФ?

Ответ: Налоговые инспекции на местах при проведении ВНП вправе использовать такой подход, но не обязаны это делать, поскольку налоговый контроль в сфере трансфертного ценообразования осуществляет только центральный аппарат ФНС.

В случае, если будет установлено, что целью сделки было получить необоснованную налоговую выгоду, налоговая определяет размер недоимки расчетным путем в соответствии с подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ.

Обоснование

Контроль за уровнем цен разрешен, если налоговая выгода кажется налоговикам необоснованной

«Инспекция считает, что компания реализовала взаимозависимым лицам недвижимость по заниженной цене. Она провела контроль цен и доначислила налоги. Компания считает, что региональные налоговики не вправе контролировать цены (Определение ВC РФ от 22.07.16 № 305-КГ16-4920).

Какие цены идут под контроль?

Во время выездной проверки налоговики установили, что организация реализовала несколько объектов недвижимости взаимозависимым лицам (руководителями и учредителями продавца и покупателей выступали одни и те же лица). Покупатели на УСН после сделки начали сдавать полученное имущество в аренду.

Внимание налоговиков привлекли цены сделок купли-продажи. Экспертиза, проведенная по инициативе проверяющих, подтвердила, что покупатель реализовал один из объектов недвижимости по цене в 30 раз ниже рыночной.

Рыночную стоимость остальных объектов налоговики определили как их кадастровую стоимость с поправкой на коэффициент инфляции на период реализации. Опираясь на такую оценку, контролеры пересчитали доходы компании и доначислили ей налоги, пени и штраф.

Поскольку действия аффилированных лиц не были обусловлены экономическими причинами и были направлены на получение необоснованной налоговой выгоды за счет искажения налоговой базы при реализации зданий по цене существенно ниже рыночной.

Компания оспорила доначисления в суде. По мнению продавца, территориальные инспекторы не уполномочены проводить контроль уровня цен, применяемых налогоплательщиками.

Суды согласились, что налоговики на местах в рамках камералки или выездной налоговой проверки не компетентны непосредственно определять доходы взаимозависимых лиц для целей налогообложения, если они установили отклонение примененной цены сделки от рыночной.

Поскольку налоговый контроль в сфере трансфертного ценообразования осуществляет лишь Федеральная налоговая служба (ее центральный аппарат). При этом сделка должна быть признана контролируемой по правилам главы 14.4 НК РФ (п. 2 ст. 105.3, п. 1 ст. 105.5, ст. 105.6, п. 1 ст. 105.

7 и ст. 105.17 НК РФ).

В спорных сделках цена существенно отклонялась от рыночного уровня. Кроме того, инспекторы установили признаки того, что компания получила необоснованную налоговую выгоду (п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.06 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»).

Поэтому факт отклонения фактической цены сделки от рыночного уровня в совокупности с другими обстоятельствами совершения сделки имеет юридическое значение.
Продавец и покупатели недвижимости — взаимозависимые лица.

При этом цена купли-продажи объектов существенно отклонялась от рыночной (в 30, в 230 и в 116 раз по каждому из договоров соответственно). Такое многократное отклонение цены от цен на рынке ставит под сомнение саму возможность продажи дорогостоящего имущества на таких условиях.

Учитывая взаимозависимость сторон и отсутствие экономических причин занижения цен, суд согласился с налоговиками, что единственная цель сделки — получить необоснованную налоговую экономию.

В этом случае контролеры вправе определить размер недоимки расчетным путем (подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ).

При этом они могут применять не только методики, предусмотренные главой НК РФ, посвященной контролю в сфере трансфертного ценообразования, но и иными возможными методами расчета налогов с той или иной степенью вероятности. В том числе исходя из сведений о рыночной стоимости объекта оценки.

Налоговый контроль цен в других судах

Источник: //www.glavbukh.ru/hl/258475-raschet-tsen-po-state-1055-nk-rf-i-poluchenie-neobosnovannoy-nalogovoy-vygody-pri-sdelkah

Я президент
Добавить комментарий