Налоговики раскрыли схему уклонения банка от уплаты НДС

Схемы, по которым налоговики доказали получение необоснованной выгоды

Налоговики раскрыли схему уклонения банка от уплаты НДС

Наш журнал продолжает* рассказывать о схемах уклонения от уплаты налогов, которые выявили московские налоговики в ходе проверок в III квартале 2009 года. Поскольку этот документ был разослан по всем региональным УФНС для использования в работе, то содержащаяся в нем информация может быть интересна читателям из любого региона.

Присоединение компании с искусственно созданным убытком

Получив заявление о реорганизации налогоплательщика, инспекторы заподозрили получение необоснованной налоговой выгоды. Причина – присоединяемая компания была убыточной. Ее было решено проверить на выезде.

В ходе контрольных мероприятий инспекторы выяснили, что убыточная компания А получила крупный заем на ведение основной торговой деятельности от организации Б. Причем должник и кредитор имели общих учредителей. Проценты по этому обязательству заемщик учитывал в налоговых расходах, что и послужило причиной убытка. Никаких доходов в рассматриваемый период не было (см. схему 1).

Сомнения налоговиков возросли, когда выяснилось, что полученный заем был потрачен не на основную деятельность. В частности, компания приобрела контрольные пакеты (доля более 50%) в уставных капиталах двух дружественных компаний В и Г. Оставшиеся деньги были безвозмездно переданы этим органи-зациям с использованием льготы, предусмотренной подпунктом 11 пункта 1 статьи 251 НК РФ.

Получается, вся сумма займа была перечислена дружественным партнерам без возникновения налоговой нагрузки. В дальнейшем компании В и Г присоединились к головной организации группы.

В итоге налоговики сделали вывод о том, что в проверяемом периоде компания А не планировала осуществлять свою основную деятельность – оптовую торговлю.

Следовательно, расходы в виде процентов по займу не были направлены на получение дохода.

Кроме того, величина ее чистых активов на протяжении нескольких последовательных налоговых периодов меньше размера уставного капитала. Следовательно, она подлежит ликвидации.

Организации было отказано в признании процентов в составе налоговых расходов. Это свело убыток компании для целей налогообложения к минимуму.

Аргументы налоговиков выглядят обоснованными, но небезупречными. Во-первых, утверждения инспекторов о том, что заемщик не планировал получать доход от деятельности, голословны. Ведь те же финансовые вложения в уставные капиталы других компаний могли принести в будущем доход в виде дивидендов.

Во-вторых, вопрос о целевом использовании заемных средств спорный. Суды не раз приходили к выводу, что заемные средства при поступлении на расчетный счет обезличиваются, поэтому нельзя сказать, что именно они были потрачены тем или иным образом (например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.06.09 № 09АП-9184/2009-АК).

В-третьих, проценты по займу, сформировавшие убыток, были учтены в доходах организации, входящей в ту же самую группу. В итоге бюджет не пострадал, поскольку сведений о том, что заимодавец применял «упрощенку» или находился на кассовом методе, налоговики не приводят.

Факторинговая схема позволила вывести 9 млрд рублей в офшор

Следующая схема беспрецедентна по своим масштабам. За три налоговых периода нескольким компаниям удалось вывести из-под российского налогообложения более 9 млрд рублей.

Дочерние организации одного из крупнейших российских нефтетрейдеров приобретали у поставщиков материалы и работы. Оплата производилась с помощью безотзывных аккредитивов по предъявлению документов, подтверждающих исполнение сделки (см. схему 2).

Однако поставщики материалов и исполнители работ, не дожидаясь получения денег по аккредитиву, заключали договоры факторинга с одним и тем же банком.

Финансирование от фактора они получали всего за два–пять дней до возможного получения денег по аккредитиву. Причем стоимость услуг банка колебалась от 19 до 35 процентов от суммы обязательства.

Эту комиссию компании учитывали в составе налоговых расходов, а НДС предъявляли к вычету.

//www.youtube.com/watch?v=IMMtqL7Xm60

Налоговикам такая ситуация показалась крайне подозрительной – вознаграждение фактора составляло миллионы рублей по каждой сделке.

При дальнейшей проверке выяснилось, что банк, получающий комиссию по факторинговой сделке, не является конечным получателем этих доходов.

По условиям агентского договора он действовал в интересах компании, зарегистрированной на Британских Виргинских островах, имеющей постоянное представительство в России.

Доходами самого банка являлось лишь агентское вознаграждение в размере 0,05 процента от стоимости факторинговых услуг. С этой суммы банк и уплачивал в бюджет налог на прибыль и НДС.

Руководство постоянного представительства в свою очередь сослалось на то, что вся документация по деятельности компании находится в российской организации, которой поручено ведение бухгалтерского учета иностранной организации. Она ответственна за подачу налоговых деклараций и уплату налогов.

Но эту компанию проверяющие не смогли найти. Отчетность она не сдавала, налоги не платила, по юридическому адресу не находилась. Исходя из налоговых деклараций, которые предоставляла эта компания за постоянное представительство, следовало, что либо виргинская компания недоплатила налоги с полученных от банка сумм, либо и она тоже не является конечным получателем этих доходов.

Так и оказалось. Представители иностранной компании передали налоговикам копию договора с кипрской организацией, в соответствии с которым виргинская компания являлась агентом по предоставлению услуг факторинга.

Поэтому ее доходом являлась лишь сумма агентского вознаграждения.

Что же касается кипрской компании, то поскольку она не имела постоянного представительства в России, ее доходы от предпринимательской деятельности подлежали налогообложению только на Кипре.

Таким образом, со стоимости факторинговых услуг налоги в России уплачены не были. Это укрепило налоговиков в мысли о том, что они имеют дело со схемой уклонения от налогообложения.

В решении они указали, что ставка в размере 19–35 процентов от стоимости долга за пользование деньгами в течение двух–пяти дней является экономически не обоснованной. Ведь это составляет около 2000–2500 процентов годовых.

Проверяющие отметили, что если поставщики настолько сильно нуждались в финансировании в эти пять дней, они могли привлечь банковский кредит на значительно более льготных условиях.

Поэтому соответствующие расходы и суммы НДС были исключены из налоговой базы компаний.

У налогоплательщика есть неплохие шансы оспорить решение налоговиков. Конституционный суд в определении от 04.06.07 № 320-О-П прямо указал, что чиновники не имеют права оценивать целесообразность расходов. Но риск проиграть все же остается.

Анализируя декларацию по НДФЛ, налоговики раскрыли «обналичку»

Достаточно редкий случай. В обзор была включена схема уклонения от НДФЛ. Учитывая, что основную роль в доказывании схемы налоговики отвели сведениям, полученным от юрлиц, ее описание будет интересно и компаниям.

Некая гражданка подала в инспекцию декларацию по НДФЛ, отразив в ней продажу доли в уставном капитале компании А. Доходы от реализации при этом были уменьшены на сумму документально подтвержденных расходов (см. схему 3).

Однако у налоговиков появились сомнения. Во-первых, гражданка приобрела спорную долю у компании Б, которой сама же и руководила. Во-вторых, оплатила она покупку банковскими векселями. Инспекторы поинтересовались, где проверяемая налогоплательщица раздобыла эти векселя.

Оказалось, что ценные бумаги были переданы ей компанией Б в результате новации договора займа в договор купли-продажи векселей. По словам налогоплательщицы, она на протяжении нескольких лет давала деньги взаймы собственному предприятию. При этом пояснить, откуда она брала на это деньги, гражданка отказалась, сославшись на плохую память.

Чтобы подтвердить реальность займов, налоговики затребовали у компании Б карточку счета 50 «Касса» за интересующие периоды. В ней действительно было отражено поступление в кассу крупных сумм. Но главный бухгалтер компании призналась, что оформляла приходные кассовые ордера по указанию директрисы, однако самих денег не видела.

Из того же документа налоговикам стало известно, что сразу после оприходования деньги выдавались из кассы предприятия неким поставщикам за закупленную у них сельхозпродукцию.

Налоговики запросили у компании Б копии расходных кассовых ордеров, но получили отказ. Причина – данные документы не имеют никакого отношения к налогоплательщице, в отношении которой проводится проверка.

Несмотря на это, проверяющим все равно удалось собрать сведения об этих компаниях.

Оказалось, что все они обладают признаками «однодневок»: не сдают отчетность и не платят налогов, их руководители отрицали свое участие в деятельности этих компаний. Кроме того, анализ движения денег по банковским счетам этих контрагентов не подтвердил факта передачи в банк наличных, полученных от компании Б.

Результатом этого увлекательного расследования стал отказ налоговиков предоставить гражданке вычет по НДФЛ в размере фактически понесенных расходов на приобретение доли. Проверяющие указали, что банковские векселя, которыми была оплачена доля, получены проверяемой налогоплательщицей безвозмездно. Исходя из этого был доначислен НДФЛ, штрафные санкции и пени.

По мнению налоговиков, им удалось раскрыть «схему обналичивания денежных средств организаций и ухода от уплаты налога на доходы».

По нашему мнению, аргументы налоговиков весьма сомнительны. Во-первых, расходы физического лица подтверждены документально. Во-вторых, направление расходования денег компанией Б не имеет значения для подтверждения вычетов по НДФЛ. В-третьих, тот факт, что заимодавец и директор компании-заемщика – одно и то же лицо, не доказывает фиктивности договора займа.

Кроме того, налоговики так и не раскрыли реальной схемы. Их ссылка на «обналичивание» денежных средств не верна, даже если соглашаться со всей их аргументацией.

Ведь обналичка предусматривает перевод учтенных безналичных средств компании в неучтенную наличку.

В данном же случае имела место передача наличных денег, полученных физлицом из неизвестного источника, на баланс компании с последующей выплатой этих средств «однодневкам».

Скорее всего, целью производившихся операций была не «обналичка», а создание фиктивных затрат для компании Б и продажа принадлежащей ей доли через физическое лицо.

Налоговая выгода достигалась за счет использования ставки налога 13 процентов вместо 24 (в то время ставка налога на прибыль еще не была понижена до 20%).

Но последствия для налогоплательщицы от этого не меняются: если согласиться с налоговиками, она не понесла никаких реальных затрат на приобретение доли в компании А. Кроме того, выявленные налоговиками факты создают для самой компании Б угрозу доначисления налога на прибыль и НДС.

Постоянному представительству доначислили налог «на расходы»

В другой ситуации инспекторы решили провести выездную проверку постоянного представительства британской компании А. Оно на протяжении нескольких периодов заявляло убытки при полном отсутствии доходов. Соответственно, не уплачивало налог на прибыль и НДС (см. схему 4).

У проверяющих возникли подозрения, что представительство осуществляет на территории России безвозмездную деятельность подготовительного или вспомогательного характера в интересах третьих лиц. А в этом случае оно должно уплачивать 20 процентов с суммы произведенных расходов – таково требование пункта 3 статьи 307 НК РФ.

Инспекторы выяснили, что представительство безвозмездно консультировало руководство дружественной британской организации Б, не имеющей на территории России постоянных представительств.

Консультации касались перспектив развития бизнеса в России, в частности вопросов найма персонала и аренды помещений.

Финансировалась эта деятельность за счет кредитной линии, открытой компанией Б для представительства компании А.

Несмотря на то что компания Б является по отношению к представительству материнской, налоговики доначислили ему налог на прибыль в размере 20 процентов от суммы всех расходов. А также исключили все затраты для целей налогообложения прибыли, так как они не были направлены на получение дохода. То есть отказались признать налоговый убыток.

В принципе, у налоговиков были основания применить пункт 3 статьи 307 НК РФ и рассчитать налог на прибыль исходя из суммы затрат.

Ведь формально управляющая компания иностранного холдинга (и даже единственный учредитель) является «третьим» лицом по отношению к своей дочерней компании.

Таким образом, российское постоянное представительство «дочки» действительно оказывало услуги материнской компании без какой-либо оплаты. То есть три из четырех условий, установленных указанной нормой Налогового кодекса, выполняются: 

  • ведение вспомогательной или подготовительной деятельности;
  • в пользу третьих лиц;
  • без вознаграждения. 

Однако четвертым условием применения пункта 3 статьи 307 НК РФ является ведение иностранной компанией деятельности, которая образовывала бы постоянное представительство. Характеристики такой деятельности указаны в пункте 4 статьи 306 НК РФ. Получение консультаций и ведение переговоров не соответсвуют ее критериям. Следовательно, доначисление налога «на расходы» может быть оспорено в суде.

Схема 4. Организация работы постоянного представительства

Источник: //www.NalogPlan.ru/article/1880-shemy-po-kotorym-nalogoviki-dokazali-poluchenie-neobosnovannoy-vygody

Методичка налоговиков: как выявить умысел в неуплате налогов (сборов)

Налоговики раскрыли схему уклонения банка от уплаты НДС

Налоговики совместно со Следственным комитетом разработали методические рекомендации (Письмо ФНС РФ от 13.07.2017 г.

№ЕД-4-2/13650@ «О направлении методических рекомендаций по установлению в ходе налоговых и процессуальных проверок обстоятельств, свидетельствующих об умысле в действиях должностных лиц налогоплательщика, направленном на неуплату налогов (сборов)») по  установлению обстоятельств, свидетельствующих об умысле в действиях должностных лиц компании, направленных на неуплату налогов (сборов).

Рекомендации налоговиков следует изучить руководителям и главным бухгалтерам компаний, ведь «информирован – значит вооружен».

Методические рекомендации разосланы в адрес территориальных налоговых инспекций, а также следственных органов. Теперь сотрудники Следственного комитета в рамках представленных им полномочий будут проводить проверочные, следственные и иные действия, направленные на закрепление доказательств, полученных налоговиками, и установление дополнительных доказательств.

РЕШЕНИЕ НАЛОГОВЫХ СПОРОВ

Умышленные и неумышленные деяния

Прежде всего, отметим, что наличие умысла в неуплате (неполной уплате) налогов (сборов), если такое деяние не содержит признаков налоговых правонарушений, карается штрафом в повышенном размере — 40 % от неуплаченной суммы налога (сбора).

Установленные в ходе проверки налоговиками доказательства совершения умышленной неуплаты налога (сбора) направляются в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, как это предусмотрено п.3 ст.32 НК РФ.

Как свидетельствуют статистические данные за 2016 г., количество уголовных дел, связанных с налоговыми преступлениями, заметно выросло. Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (п. 2 ст. 140 УПК РФ).

Важно!

На практике к уголовной ответственности привлекают, как правило, руководителя организации. Если к уголовной ответственности также привлекается главный бухгалтер, данный факт только усугубляет ситуацию, поскольку за совершение налогового преступления группой лиц по предварительному сговору, предусмотрены более строгие санкции — до шести лет лишения свободы (ст. 35 УК РФ).

При этом следует различать виновные деяния (умышленные и по неосторожности) и невиновные деяния (например, непреднамеренная арифметическая (техническая) ошибка при исчислении налога).

АУДИТОРСКИЕ УСЛУГИ ЦЕНА

В рекомендациях приводятся конкретные примеры умышленных и неумышленных действий.

Например 

К налоговому правонарушению привела низкая квалификация либо временная нетрудоспособность бухгалтера компании.

В рекомендациях отмечено, что не могут быть правомерными основаниями невиновности компании личностные и профессиональные обстоятельства сотрудников компании, что в итоге влечет налоговую ответственность в виде штрафа размером 20% от неуплаченных сумм.

 ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ЗА НЕУПЛАТУ НАЛОГОВ (СБОРОВ)

Примеры схем уклонения от уплаты налогов (сборов)

В качестве примера умышленного совершения налогового правонарушения налоговики приводят заключение искусственных договорных отношений, имитация реальной экономической деятельности подставных лиц (фирмы-однодневки).

Использование фирмы-однодневок происходит, как правило, умышленно. Например, между поставщиком и покупателем есть несколько посредников, и один из них имеет яркие и однозначные признаки фирмы-однодневки, в том числе не уплачивает налоги.

Классической схемой уклонения от уплаты налогов является применение фиктивных сделок, с целью увеличения стоимости приобретенного товара (услуг) — завышения расходной части либо с целью занижения доходной части, а именно продажа товара по заниженной стоимости (экономически необоснованные сделки). Фиктивные сделки могут быть заключены как с фирмой-однодневкой, так и с аффилированной компанией.

КРИТЕРИИ ФИРМ — «ОДНОДНЕВОК»

 Так, схема уклонения от налогообложения, заключающаяся в искусственном «дроблении» бизнеса с целью сохранения или получения статуса плательщика налога по специальному налоговому режиму, может быть характеризована как элементарная имитация работы нескольких лиц, в то время в реальности все они действуют как одно лицо. Таким образом, первыми признаками умышленности являются имитационные.

Отметим, что такие понятия, как «схема дробления бизнеса» либо «дробление бизнеса», не установлены ни в НК РФ, ни в иных федеральных законах, в том числе регулирующих осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности.

Тем не менее на практике основные претензии налоговых органов сводятся к тому, что юридические лица (через которые происходит перераспределение доходов — для сохранения права на применение УСН, либо передача «излишних» площадей — для сохранения права на применение ЕНВД) созданы исключительно ради получения необоснованной налоговой выгоды.

НАЛОГОВАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ

Важно!

В последнее время сложилась обширная судебная практика (как в пользу налогоплательщиков, так и в пользу налоговых органов) в отношении возможности дробления бизнеса для сохранения применения специальных налоговых режимов. Если в результате дробления бизнеса созданные компании или ИП самостоятельно не осуществляют хозяйственную деятельность, то суд поддерживает позицию налоговиков о получении необоснованной налоговой выгоды (Решение арбитражного суда Кемеровской области от 12.10.2015 г. №А27-8705/2015). 

 СПЕЦРЕЖИМЫ РАДИ ПОЛУЧЕНИЯ НАЛОГОВОЙ ВЫГОДЫ

Как доказывается умысел

Как отмечено в рекомендациях, субъективная сторона устанавливается прямыми и косвенными доказательствами. К прямым доказательствам относятся показания свидетелей, наличие изъятых документов, раскрывающих фактические намерения лица и их реализацию (записи, документы и (или) файлы «черной бухгалтерии»), видео- и аудиозаписи, результаты прослушивания телефонных и иных переговоров.

Доказывание умысла, таким образом, состоит в выявлении и документальном закреплении обстоятельств, указывающих на то, что лицо осознавало противоправный характер своих действий (бездействия), желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий таких действий (бездействия).

В рекомендациях приводятся конкретные примеры того, как суды мотивируют вину.

ПРИМЕР

Так, в одном из дел в подтверждение вины ИП налоговым органом были представлены соответствующие доказательства:

  • чеки незарегистрированных ККТ;

  • авансовые отчеты за период, предшествовавший созданию компании, которая выдавалась налогоплательщиком в качестве контрагента;

  • приобретение векселей у таких «контрагентов» с использованием налички в крупных размерах;

  • указание во всех копиях документов (договоров, актов приема-передачи векселей) руководителем «контрагента» одного физического лица, в то время как по учредительным документам и данным ЕГРЮЛ руководителем созданного общества значится другое физическое лицо;

  • отсутствие до момента создания юридического лица возможности получения из официальных источников сведений о его государственной регистрации.

Важно!

Суть этих примеров сводится к тому, что компанией создан формальный документооборот между участниками сделок в целях получения необоснованной налоговой выгоды.

Об этом свидетельствуют следующие факты: документы от имени контрагентов фактически оформлялись представителями самого общества (учредитель и руководитель организации-налогоплательщика одновременно являлся учредителем и руководителем фирм-однодневок, работник налогоплательщика одновременно являлся руководителем фирмы-однодневки, при этом в ходе допроса оба показали, что фактически руководство фирмами-однодневками не осуществляли, ставили подписи на документах).

Об умысле может свидетельствовать наличие в помещении компании печатей фирмы-однодневки, бланков аффилированных организаций и другие следы создания фиктивного документооборота.

Работа по установлению умысла проводится одновременно с работой по установлению и закреплению фактов совершения налоговых правонарушений, предусмотренных ст.122 НК РФ.

В рамках проводимых мероприятий налоговиками в ходе налоговой проверки исследуются:

  • штатное расписание;

  • приказы о назначении на должность лиц, ответственных за финансово-хозяйственную деятельность организации в проверяемом периоде, и материалы о привлечении их к административной ответственности (если привлекались);

  • договор с управляющей организацией или управляющим (при наличии);

  • доверенности на совершение отдельных действий, которые повлияли на совершение налогового правонарушения;

  • должностные инструкции лиц, ответственных за финансово-хозяйственную деятельность организации в проверяемом периоде;

  • пояснения должностных лиц организации по фактам налоговых правонарушений, выявленных в ходе проверки (при отсутствии письменных возражений по акту налоговой проверки).

С целью качественного сбора доказательств умысла налоговикам рекомендовано организовывать проведение выездных налоговых проверок с участием сотрудников ОВД и сотрудниками следственных органов.

НАЛОГОВЫЕ РИСКИ ПРИ РАБОТЕ С ФИРМАМИ-«ОДНОДНЕВКАМИ» — 1 ЧАСТЬ

Опросники для сотрудников и руководителя компании

При доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налога (сбора) налоговикам рекомендуется запрашивать пояснения налогоплательщиков.

В приложении к рекомендациям приведены перечни вопросов, подлежащих обязательному выяснению при проведении проверок.

Важно!

Налоговикам рекомендовано обязательно задавать вопросы, связанные с выбором контрагентов, процедуре подписания договоров, учету ТМЦ сотрудникам и руководителю компании (Приложения №1,№2 к рекомендациям).

Руководителя компании могут ожидать вопросы следующего характера:

  • вмешиваются ли учредители непосредственно в финансово-хозяйственную деятельность компании?

  • если учредители вмешиваются в финансово-хозяйственную деятельность компании, то каким образом это происходит?

  • Вы согласовываете выбор контрагентов или расходы, которые необходимо произвести, с учредителями?

  • какими источниками информации Вы пользуетесь при выборе контрагентов?

  • одобрение того или иного контрагента — это решение единоличное или коллегиальное?

  • если решение принимается единолично, Вы выступаете инициатором заключения договора именно с этим поставщиком?

  • знаком ли Вам лично руководитель организации-контрагента, при каких обстоятельствах, когда Вы познакомились?

  • какие взаимоотношения (дружеские, деловые) Вас объединяют?

  • кто имеет доступ к базам 1С-Бухгалтерия, 1С-Торговля, 1С-Склад? 

Ничего принципиально нового в рекомендациях не содержится. Приведенные схемы уклонения от уплаты налогов (сборов) размещены на официальном сайте налоговиков и приведены в Концепции планирования системы выездных налоговых проверок. 

 ПРОВЕРКА КОНТРАГЕНТОВ

 НА ЧТО НУЖНО ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ ПРИ ПРОВЕРКЕ КОНТРАГЕНТА? 

Источник: //rosco.su/press/metodichka_nalogovikov_kak_vyyavit_umysel_v_neuplate_nalogov_sborov/

Я президент
Добавить комментарий