Налоговики могут затребовать документы у контрагентов третьего звена

Ифнс запросила данные по контрагенту или сделке: когда это правомерно, и что будет, если не ответить на требование

Налоговики могут затребовать документы у контрагентов третьего звена

Ифнс запросила данные по контрагенту или сделке: когда это правомерно, и что будет, если не ответить на требование Алексей Крайнев Юрист по налоговым, трудовым и гражданским правоотношениям

В прошлой статье мы подробно обсудили вопрос о законности требований, выставляемых налоговиками в рамках выездных и камеральных проверок (см. «ИФНС требует документы: на какие запросы нужно ответить, а какие можно игнорировать»). Однако бухгалтерам приходится исполнять и те запросы, которые поступают вне рамок проверок их организаций. Речь идет о предоставлении сведений по контрагентам и в отношении конкретных сделок. Какие полномочия Налоговый кодекс дает налоговикам по истребованию документов и информации в таких ситуациях? Какие последствия грозят тем, кто проигнорирует подобные требования? Давайте разбираться.

«Внепроверочные» запросы могут поступать в бухгалтерию в двух ситуациях. Во-первых, такие запросы вправе инициировать инспекция, которая осуществляет налоговую проверку контрагента (то есть другого налогоплательщика, который связан с адресатом запроса).

Во-вторых, инспекция может запросить документы или информацию вообще вне рамок какой-либо налоговой проверки, а в ходе других мероприятий налогового контроля. Но в этом случае круг ее интересов законодательно органичен конкретной сделкой.

Остановимся на каждом из этих оснований подробнее.

Запросы при проверке контрагента

Порядок запроса у налогоплательщика информации при проверке его контрагента урегулирован статьей 93.1 НК РФ. В этой статье установлено, что можно требовать в такой ситуации, а также определена процедура направления требования. Начнем с описания данной процедуры.

Направление требования

Налогоплательщику, который получил такой запрос, нужно учитывать, что в подавляющем большинстве случаев его инициатором выступает не «родная» ИФНС, а тот налоговый орган, в котором состоит на учете его контрагент. Однако само требование по правилам статьи 93.1 НК РФ направляет «своя» инспекция. Именно поэтому к требованию, которое выставила «своя» ИФНС, должна прилагаться копия поручения от инспекции-инициатора запроса.

Без этой копии требование может быть направлено только в одном случае: когда проверяемый налогоплательщик и адресат запроса состоят на учете в одной ИФНС (т.е. инспекция-инициатор запроса совпадает с инспекцией, направившей требование).

В таком случае ИФНС не дает себе никакого поручения и, соответственно, копия поручения к требованию не прикладывается (письмо ФНС России от 16.12.14 № ЕД-4-2/26018, постановление ФАС Северо-Западного округа от 18.01.08 по делу № А26-1964/2007).

Отметим, что копия поручения — весьма полезный для налогоплательщика документ. Так, из нее можно узнать, при проведении какого именно мероприятия налогового контроля налоговикам потребовались документы и информация.

Также данная копия позволяет проверить, соответствуют ли сведения, которые запрашивает «своя» ИФНС, поручению инспекции-инициатора запроса.

Ведь судебная практика исходит из того, что в подобной ситуации требование о предоставлении документов (информации) составляется на основании поручения и не может выходить за его рамки. А значит, если истребуются документы, не указанные в копии поручения, такое требования является незаконным в соответствующей части (постановления ФАС Уральского округа от 27.01.12 № Ф09-8983/11 и ФАС Московского округа от 26.03.09 № КА-А40/2089-09).

В то же время следует учитывать, что если инспекция не приложит к требованию копию поручения, суд может не признать это грубым процедурным нарушением (постановление ФАС Уральского округа от 19.05.08 № Ф09-3423/08-С3).

Поэтому мы не советуем игнорировать требование о предоставлении документов (информации) только лишь потому, что к нему не приложена копия поручения. А вот обжаловать такое требование вполне возможно.

Если суд сочтет его незаконным, налогоплательщик сможет потребовать возмещения расходов на исполнение такого требования в порядке, предусмотренном статьей 35 НК РФ.

требования

Что касается содержания требования, связанного с проверкой контрагента, то тут практика исходит из фактически полной вседозволенности для налоговиков.

Дело в том, что в НК РФ для этого случая вообще нет каких-либо ограничений ни по составу запрашиваемых документов (информации), ни по кругу лиц, у которых можно их потребовать.

Основываясь на этом, суды рассматривают споры о праве ИФНС запрашивать те или иные сведения по контрагентам.

Так, Арбитражный суд Уральского округа указал, что в своих запросах ИФНС не ограничена документами, касающимися первого контрагента проверяемого налогоплательщика. Это значит, что подобные требования могут быть направлены также контрагентам второго, третьего и последующего звена (постановление от 02.08.18 № Ф09-4001/18).

А судьи Дальневосточного округа разъяснили, что статья 93.1 НК РФ не ограничивает перечень запрашиваемых документов (информации) только теми, которые по правилам НК РФ являются основанием для исчисления и уплаты (удержания и перечисления) налогов и сборов.

Поэтому ИФНС может затребовать абсолютно любые документы (любую информацию) по проверяемому налогоплательщику.

В том числе и те, которые не связаны напрямую с подтверждением правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания и перечисления) налогов и сборов (постановление ФАС Дальневосточного округа от 25.07.18 № Ф03-2969/2018).

Также нет ограничений и по форме истребуемых данных — ИФНС на законных основаниях может потребовать информацию в форме пояснений (постановление ФАС Дальневосточного округа от 17.06.14 № Ф03-1810/2014).

При этом налоговики не обязаны обосновывать свои требования и доказывать, что запрошенные сведения действительно необходимы при проверке контрагента (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 21.05.18 № Ф07-4963/2018).

Так, Арбитражный суд Московского округа признал правомерным запрос данных об IP-адресах контрагентов, указав, что эти данные могут использоваться для определения признаков взаимозависимости и согласованности действий налогоплательщиков.

А значит, они связаны с проверкой и затребованы правомерно (постановление от 05.03.19 № Ф05-1297/2019).

Также нет ограничений и по периоду проверки контрагента, в связи с которой запрашиваются документы или информация.

По мнению судов, вопрос о том, относятся ли конкретные документы к проверяемому налогоплательщику, а также круг устанавливаемых при помощи этих документов обстоятельств находится исключительно в компетенции ИФНС (постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.09.

18 № Ф05-14465/2018). При этом инспекция не обязана разъяснять адресату запроса связь этих документов с проводимой проверкой. Достаточно лишь указать на данное обстоятельство в требовании.

Таким образом, тот факт, что запрашиваемые по контрагенту документы относятся к периоду, который не охвачен проверкой, не освобождает организацию от исполнения требования (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 16.01.19 № Ф06-41326/2018).

Также нужно учитывать, что налоговики вправе запрашивать документы и в том случае, если в них содержатся персональные данные третьих лиц (в т.ч. работников организации). Основание — положения подпунктов 1 и 4 пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 27.07.06 № 152-ФЗ «О персональных данных».

Из данных норм случает, что обработка персональных данных может осуществляться без согласия субъекта персональных данных, если она необходима для исполнения полномочий федеральных органов исполнительной власти. (См. также п. 3 разъяснений Роскомнадзора от 14.12.

12 «Вопросы, касающиеся обработки персональных данных работников, соискателей на замещение вакантных должностей, а также лиц, находящихся в кадровом резерве»). А налоговые органы как раз и являются одним из федеральных органов исполнительной власти (указ президента России от 15.05.18 № 215).

Таким образом, ссылка на то, что запрошенные документы содержат персональные данные, не освободит от штрафа за непредставление этих бумаг (письмо Минфина России от 09.10.12 № 03-02-07/1-246, см. «Налоговики вправе затребовать у организации штатное расписание и приказы о направлении работников в командировки к проверяемому налогоплательщику»).

Сведения по конкретной сделке

Теперь рассмотрим второй случай направления «внепроверочных» требований. Речь идет о запросе данных по конкретной сделке, которая вызвала интерес у налоговиков (п. 2 ст. 93.1 НК РФ). Налоговый кодекс не разъясняет термин «конкретная сделка». А значит, придется снова обратиться к судебной практике.

Как указал Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, пункт 2 статьи 93.1 НК РФ обязывает налогоплательщиков представлять документы и информацию по конкретным договорам с конкретными контрагентами. При этом налогоплательщик, к которому поступил запрос, может и не являться стороной такого договора (постановление от 22.02.19 № Ф08-213/2019).

Данный подход означает, что налоговики не могут запросить сведения в отношении операций, которые совершаются вне рамок договоров (сделок). Например, в отношении операций по получению бюджетных субсидий или в отношении операций по выплате дивидендов, внесению вкладов в имущество организации или ее уставный капитал (см. письмо Минфина России от 17.07.13 № 03-01-18/28094).

На этом запреты, пожалуй, заканчиваются. Как и в случае с запросом данных по контрагентам, никаких ограничений по составу документов или информации, которые можно затребовать в отношении конкретной сделки, НК РФ не содержит.

Также не запрещено истребовать документы или информацию по нескольким сделкам (определение Верховного суда РФ от 26.10.17 № 302-КГ17-15714). При этом, как уже отмечалось, круг лиц, у которых можно запросить документы (информацию) на основании пункта 2 статьи 93.

1 НК РФ, фактически не ограничен: адресатом может быть как участник сделки, так и иные лица, располагающие нужными данными по сделке.

В то же время на основании пункта 2 статьи 93.1 НК РФ нельзя истребовать документы (информацию), которые непосредственно не относятся к конкретной сделке. Согласно форме требования о представлении документов (информации), утвержденной приказом ФНС России от 07.11.

18 № ММВ-7-2/628@, в требовании должны быть указываться сведения, позволяющие идентифицировать эту сделку, в отношении которой запрашиваются данные (письмо Минфина России от 15.10.18 № 03-02-07/1/73833, см.

«Встречная» проверка: должны ли инспекторы указывать реквизиты истребуемых документов»).

Но при этом к вопросу идентификации сделки суды также относятся достаточно вольно: инспекция вовсе не обязана указывать в требовании реквизиты (дату, номер) договора или сделки. Достаточно обозначить стороны и тип договора.

Требование является обоснованным, если на основании перечня запрашиваемых документов налогоплательщик в состоянии сам определить всю информацию, идентифицирующую конкретную сделку (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27.09.

18 № Ф09-5656/18).

Штрафы за неисполнение требования

И в завершение разговора о «внепроверочных» требованиях коротко расскажем об ответственности за их неисполнение. Тут нужно учитывать два момента.

Первый момент — налогоплательщик обязан отреагировать на требование  ИФНС о представлении документов, даже если считает его незаконным.

Судебная практика исходит из того, что у получателя такого требования есть всего три законных варианта действий: известить инспекцию об отсутствии запрошенных документов, исполнить требование в установленный срок, либо обратиться в инспекцию с заявлением о продлении срока представления документов.

Если налогоплательщик (организация или ИП) не совершит ни одного из этих действий, то ИФНС может оштрафовать его на 10 тыс. рублей на основании пункта 2 статьи 126 НК РФ (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.06.18 № Ф04-1872/2018).

Также напомним, что положения статей 137 и 138 НК РФ не предусматривают приостановление срока на исполнение требования в случае его обжалования в вышестоящем управлении ФНС. А значит, если обжалование не приведет к отмене требования, которое не было исполнено в срок, то организация может быть оштрафована на вполне законных основаниях.

Второй момент, о котором нужно помнить при получении «внепроверочных» требований, связан с возможным увеличением штрафа за неисполнение запроса, содержащего одновременно требование о представлении документов и требование о направлении информации.

Суды полагают, что в такой ситуации налогоплательщик может быть оштрафован за неисполнение каждой части такого запроса (п. 6 ст. 93.1 НК РФ). При этом штраф за непредставление документов налагается по пункту 2 статьи 126 НК РФ и составляет, как уже говорилось, 10 тыс. рублей.

А штраф за непредоставление информации налагается по статье 129.1 НК РФ и составляет 5 тыс. рублей (постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 12.11.18 № Ф02-5065/2018).

Соответственно, подходить к исполнению такого запроса надо с особой тщательностью, не оставляя без внимания каждую из его частей.

Обратите внимание: облегчить и ускорить процесс пересылки документов в инспекцию можно с помощью специальных сервисов, например, веб-сервиса «Коннектор Контур.Экстерн».

Он дает возможность направить налоговикам десятки тысяч электронных документов единовременно, при этом в час уходит примерно 9 тысяч документов.

Через «Коннектор» можно передавать в ИФНС любые электронные документы, созданные по утвержденным форматам (например, счета-фактуры, накладные ТОРГ-12 и проч.), а также скан-образы любых документов, созданных на бумажном носителе: актов, договоров, платежек и др.

Обсудить на форуме (4)РаспечататьВ закладкиОбсудить на форуме (4)РаспечататьВ закладки

Источник: https://www.Buhonline.ru/pub/comments/2019/5/14664

Как возражать на обвинения в сделках с фирмами-однодневками

Налоговики могут затребовать документы у контрагентов третьего звена

Независимо от того, кто по факту организовал схему с однодневками, защита одинакова для всех: продавца, покупателя, реального организатора схемы или добросовестной компании.

Основной аргумент — налогоплательщик не может отвечать за действия своего партнера по сделке (постановление АС Поволжского округа от 28.07.16 № Ф06-10810/2016).

Если компания проявила должную осмотрительность при выборе контрагента, то суд встанет на ее сторону.

Налоговики проверяют не только контрагента компании, но и контрагентов второго-третьего звена. Так, в постановлении АС Поволжского округа от 26.05.16 № Ф06-8342/2016 инспекторы проверили даже добросовестность компаний пятого звена. Однако арбитры указали, что компания не несет ответственность за организации, с которыми никогда не заключала договоров.

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 26.02.16 № Ф08-818/2016 налоговый орган обвинил компанию в отсутствии реальных хозяйственных операций со спорным контрагентом.

Суд отклонил доводы инспекции о наличии сомнительных признаков у контрагентов второго и третьего звена.

Инспекция не представила доказательств того, что компания знала об указанных фактах и заключила договор поставки, сознательно допуская наступление вредных последствий.

Отсутствие у контрагента третьего звена трудовых и материальных ресурсов не является основанием для отказа в применении вычетов по НДС. Общество не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Проявить должную осмотрительность сложно еще и потому, что не существует перечня документов или этапов проверки, выполнив которые, компания оказалась бы в безопасности от претензий налоговиков. В каждом конкретном случае все решает субъективный взгляд инспектора или судьи.

Так, одна из компаний задала вопрос чиновникам финансового ведомства: достаточно ли для проявления должной осмотрительности запросить у контрагента справку из инспекции об отсутствии долгов и выписку из ЕГРЮЛ (письмо Минфина России от 12.07.

16 № 03-01-10/41099)? Чиновники вместо ответа отослали налогоплательщика к Общедоступным критериям самостоятельной оценки рисков (утв. приказом ФНС России от 30.05.07 № ММ-3-06/333@).

В итоге компаниям приходится самим балансировать между необходимостью тщательной проверки и трудозатратами, которых она требует.

Контрагент ведет реальную деятельность

Когда инспекторы обвиняют в использовании недобросовестных посредников, то настаивают, что такие компании ведут деятельность лишь на бумаге. А товары и результаты работ передаются сразу конечному потребителю. Следовательно, оспорить претензии можно, доказав, что контрагент ведет реальную деятельность. Для этого компании используют следующие аргументы:

  • посредник оплачивал со своих расчетных счетов текущие расходы: аренду, товары (постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.03.16 № Ф04-667/2016);
  • сотрудники проверяемой компании лично контактировали с работниками контрагента (постановление АС Поволжского округа от 26.07.16 № Ф06-10803/2016);
  • работники контрагента посещали территорию проверяемой компании, например, им выписывали пропуска для проезда на территорию склада (постановление АС Поволжского округа от 03.06.16 № Ф06-8538/2016).

В одном из дел налогоплательщик предъявил переписку с контрагентом, которую он вел в процессе исполнения договора: о переносе сроков, о готовности передать материалы, о назначении доверенного лица и т. д.

(постановление АС Северо-Кавказского округа от 26.04.16 № Ф08-2135/2016). Также он представил в суд коммерческие предложения, которые направили его будущие контрагенты и их конкуренты, когда он выбирал, с кем заключить договор.

Эти документы помогли отбиться от претензий.

У контрагента есть добросовестные клиенты

Компания может доказать, что ее контрагент ведет реальную деятельность, если в списке его клиентов есть те, которых нельзя заподозрить в попытке уклониться от уплаты налогов. Например, отдел ЗАГС, отделение Банка России, управление регионального казначейства (постановления АС Западно-Сибирского от 08.07.16 № Ф04-2454/2016 , Уральского от 17.05.16 № Ф09-4148/16 округов).

Если партнер исполнял государственные или муниципальные заказы, это будет дополнительным аргументом в его пользу (постановления АС Поволжского от 26.05.16 № Ф06-8733/2016 , Уральского от 20.09.

16 № Ф09-7975/16 округов, Семнадцатого ААС от 03.08.15 № 17АП-9076/2015-АК (оставлено в силе определением ВС РФ от 18.08.16 № 309-КГ16-838)).

Ведь во время заключения договора на госзаказ компанию тщательно проверяют.

Подрядчик выполнил реальные работы

Если налоговики усомнились, что подрядчик выполнил работу, налогоплательщик вправе привлечь независимого эксперта.

Так сделала одна из компаний, когда инспекторы не признали ее расходы на строительные и сантехнические работы. Эксперт подтвердил, что все работы, заявленные в договоре, были выполнены.

В итоге суд встал на сторону компании (постановление АС Уральского округа от 13.05.16 № Ф09-4021/16).

Есть и другие примеры, когда компании смогли доказать реальность сделки, которая вызвала сомнения у налоговиков. В одном из дел организация предъявила результаты сомнительных работ — недавно возведенную пристройку (постановление АС Западно-Сибирского округа от 08.

07.16 № Ф04-2454/2016). В другом деле налогоплательщик указал, что товар, купленный якобы по фиктивной сделке, в дальнейшем был продан независимым покупателям (постановления АС Поволжского от 25.03.16 № Ф06-6958/2016 , Уральского от 20.05.16 № Ф09-4796/16 округов).

Имеются сопутствующие расходы

Многие сделки требуют сопутствующих расходов. Так, покупка товара связана с его транспортировкой, установка оборудования с его монтажом и т. д. Отсутствие в учете таких расходов наведет суд на мысль, что сделка фиктивна. Особенно если в договоре нет условия о том, что их несет противоположная сторона. Поэтому безопаснее отражать в учете расходы на сопутствующие процедуры.

https://www.youtube.com/watch?v=GUZ983y_OEc

К примеру, компания доказала реальность услуг по рекламе, указав на то, что ее контрагент заказал у стороннего ИП большие буквы SALE (постановление АС Поволжского округа от 14.09.16 № Ф06-13095/2016).

Хотя и без сопутствующих расходов суд может встать на сторону налогоплательщика. Так, в одном из дел компания вернула арендованное оборудование, не отразив расходы на демонтаж. Налоговики настаивали, что это невозможно.

Однако суд указал, что «возврат оборудования без демонтажа не может свидетельствовать о мнимости сделки по аренде, поскольку нормами ГК РФ условие о демонтаже оборудования не предусмотрено в качестве обязательного для прекращения и заключения сделки по аренде».

Такой вывод содержится в постановлении АС Западно-Сибирского округа от 08.06.16 № Ф04-2334/2016 .

Контрагента обязан проверить его банк

Центральный банк обязывает банки досконально изучать обслуживающиеся у них компании (письмо ЦБ РФ от 02.03.15 № 12-1-5/390 , Методические рекомендации ЦБ РФ от 13.04.16 № 10‑МР). Проверять полномочия руководителей, включая идентификацию личности. Оценивать, какую долю средств от выручки компании перечисляют в бюджет.

Банки вправе требовать объяснения в отношении нетипичных сделок, запрашивать бухгалтерскую отчетность и налоговые декларации. Банки могут проверять, есть ли у компании основные средства, персонал и т. п. Свои требования банки обосновывают нормами пункта 1.6 Положения Банка России от 15.10.15 № 499-П, а также пункта 1 статьи 7 Закона от 07.08.01 № 115‑ФЗ.

Соответственно, если у потенциального контрагента есть действующие счета в банках, то это еще один аргумент в пользу его благонадежности. Этим аргументом воспользовалась компания, которую обвиняли в связях с однодневками.

И суд принял его во внимание (постановление Семнадцатого ААС от 03.08.15 № 17АП-9076/2015-АК , оставлено в силе определением ВС РФ от 18.08.16 № 309-КГ16-838).

Чем выше банк контрагента находится в рейтинге банков, тем больший эффект это окажет на суд.

Вы проверяли контрагента

Доказывайте инспекторам, что при выборе контрагента вы проверяли:

  • копии регистрационных и учредительных документов на достоверность и непротиворечивость (постановление АС Поволжского округа от 02.08.16 № Ф06-11263/2016);
  • юридические адреса на «массовость» и реальность офиса (постановление АС Западно-Сибирского округа от 08.07.16 № Ф04-2454/2016);
  • должностных лиц на дисквалификацию и правомочия;
  • виды деятельности по ОКВЭД на соответствие предмету сделки (постановление АС Поволжского округа от 02.08.16 № Ф06-11263/2016);
  • стаж хозяйственной деятельности (постановление АС Уральского округа от 20.09.16 № Ф09-7975/16).

В конце концов, можно просто отрицать все аргументы налоговиков. Представление нулевой отчетности контрагентом не свидетельствует о его неблагонадежности. Отсутствие собственных основных средств у контрагента не доказывает фиктивность сделки.

Поскольку он вправе использовать для исполнения договора арендованные объекты или объекты, полученные в безвозмездное пользование (постановление АС Поволжского округа от 14.09.16 № Ф06-13095/2016). Довод фискалов о том, что документы подписали неустановленные лица, можно опровергнуть тем, что налоговики не подтвердили это экспертизой (постановление АС Поволжского округа от 15.07.

16 № Ф06-10428/2016). Доставка товара напрямую конечному покупателю, минуя перепродавца, не доказывает умышленное уклонение от уплаты налогов.

Нереальность юрадреса — вина инспекции

Если контрагент отсутствует по юридическому адресу, инспекторы наверняка предъявят претензии.

Однако АС Поволжского округа указал: отсутствие по адресу говорит лишь о несоблюдении порядка государственной регистрации, но не доказывает фиктивность сделки (постановление от 28.04.16 № Ф06-8289/2016).

Именно налоговый орган обязан следить за достоверностью сведений в едином госреестре. Налогоплательщик же не может проконтролировать своего контрагента, поскольку таких прав у него нет (постановление АС Поволжского округа от 14.09.16 № Ф06-13095/2016).

Кроме того, отсутствие контрагента по адресу на момент проверки не доказывает, что его там не было в период исполнения сделки (постановление АС Поволжского округа от 15.07.16 № Ф06-10428/2016).

Руководитель контрагента — заинтересованное лицо

Налоговики часто подкрепляют свои претензии тем, что директор компании-контрагента отрицает свою причастность к деятельности общества.

Однако АС Поволжского округа усомнился в таких показаниях директора контрагента. Причина — он может иметь личную заинтересованность, чтобы утаить сведения от налогового контроля.

Такой довод помог победить налогоплательщику — постановление от 28.07.16 № Ф06-10810/2016 .

Также суд отметил, что свидетель подтвердил факты регистрации общества в ЕГРЮЛ, открытия банковского счета. Это свидетельствует, что он подписывал финансовые документы общества.

Контрагент стал недобросовестным позднее

Налоговики исследуют деятельность контрагента на момент проверки. И если находят сомнительные признаки, то признают сделки с ним нереальными. Но наличие подозрительных фактов на момент проверки совершенно не означает, что они имели место во время исполнения сделки.

Так, в одном из дел инспекторы сняли расходы и вычеты НДС из-за того, что у контрагента были массовые учредители и директор. При этом не было признаков ведения реальной деятельности. Но суд выяснил, что сделки проводились в 2012 году.

А годом позже у компании-контрагента сменились директор и учредители, а затем ее присоединили к другой организации. Именно этот правопреемник и вызвал подозрения у налоговиков. Однако с ним налогоплательщик не контактировал.

Это помогло ему выиграть суд (постановление АС Поволжского округа от 26.05.16 № Ф06-8342/2016).

Тщательно проверять контрагентов нужно для крупных сделок

В одном из постановлений АС Уральского округа согласился, что особую степень осмотрительности в выборе контрагента нужно проявлять, только если сделка являлась значимой либо имела крупный размер. Этого налоговики не доказали.

А поскольку компания удостоверилась в правоспособности контрагента и его надлежащей государственной регистрации, то она проявила должную осмотрительность. В итоге суд отменил доначисления (постановление АС Уральского округа от 19.04.

16 № Ф09-1659/16).

Чтобы этот аргумент стал более весомым, в положении о проверке контрагентов желательно прописать, какие сделки считаются существенными для компании. К примеру, сделки на сумму более 500 тыс. рублей.

И предусмотреть для них самую тщательную проверку. А по сделкам на меньшую сумму ограничиться истребованием учредительных документов и запросом выписки из ЕГРЮЛ.

Сам факт наличия порядка проверки сыграет в пользу налогоплательщика.

Источник: http://www.NalogPlan.ru/article/4019-kak-izbejat-problem-iz-za-deystviy-firmy-odnodnevki

Об ответственности за действие контрагента n-ного звена | Контур.Партнер

Налоговики могут затребовать документы у контрагентов третьего звена

С тех пор как ФНС ввела в действие систему АСК НДС-2, выявлять незамкнутые НДС-цепочки стало весьма просто.

Теперь сотрудники налоговой службы во время проверок пристальное внимание уделяют не только самому налогоплательщику, но и его контрагентам. Причем второго, третьего и любого другого звена.

И проверяемая компания запросто может лишиться вычета НДС из-за того, что кто-то из ее непрямых партнеров по сделке «не подтвердил взаимоотношения», не заплатил, не возместил и так далее.

Такие случаи стали абсолютной реальностью сегодняшнего дня. Специалисты местных инспекций так расстарались, что ФНС вынуждена была немного охладить их пыл. В письме службы № ЕД-5-9-547/@ от 23.03.2017 отмечено, что порой проверяющие отклоняют вычеты и налагают санкции по формальным основаниям. А также дано разъяснение, как следует поступать.

Что не так делают ИФНС

Свои подозрения о фиктивности сделки инспекторы должны подтверждать вескими доказательствами. Как и тот факт, что налогоплательщик в результате осуществления спорной операции получил необоснованную налоговую выгоду. Однако проверяющие чаще всего удовлетворяются доказательствами того, что документы по сделке составлены с нарушениями — и только!

Например, директор контрагента проверяемой компании заявляет, что является лишь формальным руководителем и документов по операции не подписывал.

Или почерковедческая экспертиза подтверждает, что документы подписаны неуполномоченным лицом. Все это, безусловно, нарушения документального оформления сделки.

Однако это не говорит о том, что, проведя фиктивную операцию, компания необоснованно обогатилась на сумму вычтенного НДС.

В указанном письме приводится ссылка на позицию ВС РФ (Обзор судебной практики № 1 за 2017 год) по данному вопросу. Заключается она в следующем: нельзя возлагать на налогоплательщика ответственность за недобросовестные действия его контрагентов второго и последующих звеньев, если не доказано, что этот недобросовестный контрагент не подконтролен налогоплательщику.

Куда следует «копать»

Чтобы тщательно проверять всю цепь НДС вплоть до n-ного звена, специалисты ИФНС должны доказать следующее:

  • контрагент юридически либо экономически зависит от проверяемой компании, напрямую или через взаимозависимость с другими контрагентами;
  • факты подтверждают, что стороны сделки действовали в сговоре либо что операция не была реальной.

Итак, первичным для налоговиков должно быть то, что проверяемая компания осмотрительно выбрала контрагента и осуществила с ним реальную сделку. При этом, например, тот факт, что подписавшее документ лицо это отрицает, еще не повод обвинять налогоплательщика в неосмотрительности.

Критерии оценки спорных сделок

Спорные сделки в ФНС рекомендуют оценивать по таким критериям:

  1. Как налогоплательщик выбирал контрагента для этой сделки? Так, как он это делает обычно, как принято в соответствии с обычаями делового оборота либо как-то «по-особенному»?
  2. Что предпринял налогоплательщик, чтобы оценить:
    • коммерческую привлекательность сделки;
    • репутацию, надежность и платежеспособность потенциального контрагента;
    • наличие у него достаточных ресурсов для исполнения своих обязательств;
    • уровень риска их неисполнения.
  3. Не является ли обычной для налогоплательщика практика заключать сделки с контрагентами, которые имеют налоговые нарушения?

Что же такое «непроявление должной осмотрительности»?

О том, что контрагент не был должным образом проверен, по мнению ФНС, свидетельствует следующее:

  1. Руководители организации или их уполномоченные лица не контактировали по поводу обсуждения условий сделки и заключения договора.
  2. Компания не позаботилась о том, чтобы получить от руководителя контрагента документы, подтверждающие его полномочия и удостоверяющие его личность.
  3. Компания не располагает информацией о том, где фактически находится контрагент (его офис, торговые, производственные помещения, склады).
  4. Налогоплательщик не может объяснить, как он узнал о спорном контрагенте. Это применимо к ситуации, когда информации о компании нет в СМИ и в интернете, отсутствуют рекомендации. Проверяющим также необходимо учесть, насколько доступна информация о других поставщиках аналогичных товаров, работ или услуг, в том числе тех, чьи цены отличаются в более выгодную сторону.
  5. Запись о контрагенте отсутствует в ЕГРЮЛ или других открытых реестра, в которых она должна быть. Например, для осуществления деятельности поставщик должен иметь лицензию, однако в реестре лицензий записи о нем нет.

Как компания может подтвердить, что контрагент проверялся

Задача компании — убедить налоговиков, что он сделал все для выбора надежного партнера.

В качестве таких доказательств следует рассматривать разного рода документы, которые подтвердят, что налогоплательщик активно мониторил и анализировал рынок нужных товаров (работ, услуг) и тщательно отбирал кандидатов.

Это могут быть, например, документы о проведении тендера. Хорошо, если в компании существует порядок оценки рисков при выборе партнеров, и риск взаимодействия со спорным контрагентом был оценен как небольшой.

Важно предоставить источник информации о выбранном поставщике — интернет-сайт, рекламное объявление, коммерческое предложение, рекомендации, информация о его прежних операциях. Тот факт, что две компании вели переговоры об условиях сделки, может подтвердить деловая переписка.

Выводы

Безусловно, тот факт, что ФНС обратила внимание на эту тему, не может не радовать. Тем более в письме содержится требование к налоговым органам обеспечить неукоснительное исполнение его положений.

Скоро мы увидим, как отреагировали налоговики «на местах» на новые инструкции вышестоящего органа.

Но как бы то ни было, у налогоплательщиков появился еще один весомый аргумент в спорах с ИФНС по поводу отказа в вычетах из-за действий контрагента n-ного звена.

Источник: http://KonturSverka.ru/stati/ob-otvetstvennosti-za-dejstvie-kontragenta-n-nogo-zvena

Цепочки контрагентов: почему они больше не работают?

Налоговики могут затребовать документы у контрагентов третьего звена

Налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров, работ или услуг, а также документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию РФ, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами (п. 1 ст. 172 Налогового кодекса РФ). Согласно главы 21 Налогового кодекса РФ, чтобы предъявить НДС к вычету нужно, чтобы товары, работы или услуги приобретались налогоплательщиком  для операций, подпадающих по налогообложение по НДС, а также, чтобы эти товары, работы или услуги были приняты налогоплательщиком к учету с соответствующим оформлением подтверждающих этот факт первичных документов. Иных условий для предъявления налогоплательщиком сумм НДС к вычету, Налоговый кодекс РФ не содержит (см. Постановление Седьмого ААС от 14 сентября 2017 года № 07АП-7011/17, Письмо ФНС России от 17 апреля 2017 года № СА-4-7/7288@).

Проблемы возмещения НДС при недобросовестности контрагента

В настоящее время Федеральная налоговая служба РФ уделяет достаточно большое внимание реальности хозяйственных операций налогоплательщиков с их контрагентами.

Для чистоты взаимоотношений налогоплательщиков с их контрагентами ФНС России приняло масштабные меры по выявлению в цепочке с контрагентами так называемых «недобросовестных» налогоплательщиков, которые намеренно создают фиктивные хозяйственные операции с такими же «недобросовестными» контрагентами для достижения единой цели – уменьшения сумм налогов, подлежащих уплате в бюджет страны. Письмо ФНС России от 31 декабря 2015 года № ЕД-4-2/23367@ приводит случаи отказа налоговым органом в вычете НДС, когда налоговым органом будет доказан факт совершения налогоплательщиком действий, заведомо направленных на получение им необоснованной налоговой выгоды, а также при наличии у налогового органа доказательств факта не проявления налогоплательщиком должной осмотрительности при выборе контрагента.

Нередки случаи, когда по результатам проверки деятельности налогоплательщика, налоговые органы отказывают ему в возмещении НДС, в последствии обязывают налогоплательщика уплатить недостающую сумму НДС в бюджет, начисляют пени, привлекают к налоговой ответственности, даже если представленные налогоплательщиком документы не содержат ошибок и нарушений. Подобные решения налоговики зачастую мотивируют тем, что контрагент налогоплательщика (поставщик, исполнитель), фактически не перечислял в бюджет уплаченную налогоплательщиком сумму НДС. Также отказ налогоплательщику в возмещении НДС налоговики объясняют тем, что контрагент налогоплательщика не зарегистрирован в качестве юридического лица, или вовсе ликвидирован, то есть не обладает (не обладал) гражданской правоспособностью на заключение сделки с налогоплательщиком. В таких случаях налоговые органы констатируют ничтожность сделки и умысел налогоплательщика в получении необоснованной налоговой выгоды – а это для налоговых органов является главным  основанием для отказа в возмещении НДС.

Как цепочки контрагентов используются для незаконного возмещения НДС, создавая фиктивные сделки с такими контрагентами

Одним из наиболее распространенных способов незаконного возмещения НДС из бюджета является использование налогоплательщиком в цепочке контрагентов подконтрольных ему компаний с целью создания искусственной (фиктивной)  финансово-хозяйственной деятельности и проведения фиктивных операций с ними.

Чтобы увеличить суммы налоговых вычетов и снизить размер налогов, подлежащих уплате в бюджет, налогоплательщики используют  еще один способ незаконного возмещения НДС – это  принятие к вычету НДС по авансовым платежам, которые перечисляет налогоплательщику созданная им же самим «фирма-однодневка» без фактического получения товаров (работ, услуг).

После того, как Приказом ФНС России от 29 октября 2014 года № ММВ-7-3/558@   была утверждена новая форма декларации по НДС, наиболее актуальной среди налогоплательщиков стала схема использования компаний «прокладок».

В разделе 8 «Сведения из книги покупок об операциях, отражаемых за истекший налоговый период» декларации (см. п. 45 Порядка заполнения декларации, утвержденного Приказом ФНС России от 29.10.2014г.

№ ММВ-7-3/558@) отражаются ИНН и КПП компании посредника, который  может выступать в качестве агента, комиссионера, экспедитора, застройщика и т.п.

Раздел 10 «Сведений из журнала учета выставленных счетов-фактур в отношении операций, осуществляемых в интересах другого лица на основе договоров комиссии, агентских договоров или на основе договоров транспортной экспедиции, отражаемых за истекший налоговый период» (п.

49 Порядка заполнения декларации) заполняют компании-посредники на общей системе налогообложения (ОСНО), компании, которые освобождены от уплаты НДС (ст. 145, 145.1 Налогового кодекса РФ), а также компании, находящиеся на упрощенной системе налогообложения (УСН). Таким образом, прямое использование налогоплательщиками «фирм-однодневок» даже в качестве посредников, становится в значительной степени опасным и нецелесообразным мероприятием.

Что такое разрывы по НДС и как налоговики их выявляют

Налоговый «разрыв» или расхождение вида «разрыв» происходит при сравнении данных из книг покупок и продаж, в случае, когда компания, чей счет-фактура указан в декларации, не зарегистрирована в ЕГРЮЛ, не представляет налоговой отчетности, либо представляет «нулевую» отчетность.

При таких разрывах у налогоплательщика появляется счет-фактура с НДС, не отраженной в декларации его контрагента. Компании-покупателю, заявившей такой НДС к вычету, налоговая инспекция незамедлительно сформирует требование о представлении документов по такой операции (см. п.8.1. ст.88 Налогового кодекса РФ).

Если компания сразу предоставит весь пакет документов, подтверждающих факт уплаты заявленного им к вычету по такому счету-фактуре НДС, отказа в вычете на основании расхождений, выявленных программой АСК НДС-2, не последует.

Конечно, если у налогового органа есть намерение отказать налогоплательщику в вычете НДС, проведение мероприятий налогового контроля тут обязательны.

Ведь прежде чем отказать компании в вычете заявленного НДС, инспекторам нужно будет доказать, что налогоплательщик в декларации по НДС указал счет-фактуру по несуществующей операции с фирмой-однодневкой, что может привести к получению таким налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Начиная с 01 января 2015 года налогоплательщики, уплачивающие НДС обязаны предоставлять в налоговые органы электронные декларации используя телекоммуникационные каналы связи, а одновременно с ними предоставлять и электронные книги покупок и продаж (см. п. 5 ст.

174 Налогового кодекса РФ, Письмо ФНС от 20 августа 2015 года № ПА-3-17/3169@, Письмо ФНС России от 08 апреля 2015 года № ГД-4-3/5880@, Письмо Минфина России от 29 апреля 2015 года № 03-07-15/24810).

  Если  из представленной налогоплательщиком декларации по НДС налоговым органом будет выявлено, что покупатель принял к вычету НДС, а его продавец НДС не начислил, это может послужить серьезным поводом для проведения налоговой проверки.

Система АСК НСД-2 позволяет налоговым органам выявлять те компании, которые прямо или косвенно связаны с «фирмами-однодневками», а также позволяет установить конечных налогоплательщиков по сделкам с так называемыми «получателями» налоговой выгоды.

 Необходимо это для того, чтобы выявить конечного налогоплательщика, получившего необоснованную налоговую выгоду в связи с налоговым разрывом. Непосредственно для поиска выгодоприобретателей применяется система управления рисками – «СУР АСК НДС-2». Ее основные задачи описаны в Письме ФНС России от 03 июня 2016 года № ЕД-4-15/9933@ «Об оценке признаков риска СУР».

Система управления рисками делит налогоплательщиков на группы низкого, среднего и высокого рисков.

Сегодня при выявлении налоговых разрывов для установления получателя необоснованной налоговой выгоды в рамках камеральной налоговой проверки инспекторы могут использовать расширенный перечень мероприятий налогового контроля.

Важно! Расхождение типа «Разрыв» предусматривает представление налогоплательщиком уточненной налоговой декларации. При непредставлении уточненной декларации, налоговая инспекция доначислить налог на камеральной проверке, или включить такого налогоплательщика в план выездных налоговых проверок.

Расхождения, выявляемые АСК НДС-2

Автоматизированная система контроля НДС-2 (АСК НДС-2) – программа, специально разработанная Федеральной налоговой службой РФ для автоматического осуществления приема, учета и обработки данных поступающих от налогоплательщиков деклараций по НДС.

Расхождения по НДС программа АСК НДС-2 выявляет в декларациях, содержащих ошибки по коду операций, по неверному номеру счета-фактуры или ее дате, а самое главное при расхождении сумм НДС, который продавце указал в декларации к уплате, и у покупателя, указавшего НДС к вычету.

Если у налогоплательщика сумма НДС, заявленная к вычету по счету-фактуре от поставщика, не совпадает, то предъявить к вычету такую сумму НДС удастся только в позднем налоговом периоде. Зачастую программа АСК НДС-2 выявляет расхождения по счетам-фактурам,  которые компания, к примеру, зарегистрировала несколько раз в декларациях за разные периоды.

Или компания допустила ошибку, зарегистрировав в книге покупок один и тот же счет-фактуру. В результате у компании образовывается задвоенный налоговый вычет. При превышении общей суммы вычета начисленного налога по этому счету-фактуре, налоговики непременно отправят такому налогоплательщику запрос о представлении  пояснений.

На практике случается и такое, что фактически декларация не содержит ошибок, но сравнить счета-фактуры программа АСК НДС-2 не может по причине того, что налогоплательщик указал в декларации частичную стоимость товаров. Чтобы от налоговых инспекторов поступало меньше запросов, в книге покупок налогоплательщику следует отражать полную стоимость товаров.

В автоматическом режиме программа АСК НДС-2 выявляет:

  • расхождения вида «разрыв», к которым относится: непредставление компанией налоговой декларации; представление компанией нулевой декларации; отсутствие в налоговой декларации контрагента каких-либо операций;  искажение данных;
  • расхождения вида «НДС», при которых сумма НДС, принятого компанией-покупателем к вычету, по сравнению с суммой НДС компании-продавца с операций по реализации – превышена.

Не важно, какой будет выявлен тип расхождений, реакция фискалов будет одинаковой. Налоговый орган незамедлительно потребует от налогоплательщика представить пояснения или уточненную налоговую декларацию. Отметим, что расхождение вида «НДС» одними пояснениями устранить реально.

АСК НДС-2 также выявляет расхождения, образованные при отражении сторонами сделки в разных кварталах. Так, если программой АСК НДС-2 в представленных компанией и ее контрагентом сведений по операциям и отчетности по НДС будет выявлено расхождение, обоим компаниям автоматически будет направлено требование о представлении пояснений по таким операциям (см.

Письмо ФНС России от 06 ноября 2015 года № ЕД-4-15/19395). Ответить на требование налогоплательщик может лишь в электронной форме. Если компания отвечает на такое требование, у налоговых инспекторов в программе оно закроется. При устранении компанией всех расхождений, а также своевременной уплаты налогов в полном объеме, ее декларация отмечается зеленым цветом.

А для компании это очень хороший знак, поскольку с такой отметкой риск попасть под выездную налоговую проверку у компании минимальный.

Источник: http://apgmag.com/tsepochki-kontragentov/

Я президент
Добавить комментарий